Тематические сайты, по благословению епископа Новокузнецкого и Таштагольского Владимира:

Соборование.РФ     Молитва.РФ      Пост.РФ     Война со страстями.РФ     Смерть поминовение.РФ     Крещение и Миропомазание.РФ     Епархия НВК


Эскиз исповеди. Перечень грехов. по книге «Возвращение. Покаяние и исповедь» архимандрита Нектария (Антонопулоса)

Архимандрит Нектарий (Антонопулос) (1952), епископ Элладской православной церкви, митрополит Арголидский (с 2013), глава Отдела по работе с молодёжью святой Митрополии Фив и Ливадии, настоятель монастыря в честь Преображения Господня Сагмата (Греция).

Многие приступают к исповеди без подготовки: вроде бы им нечего сказать духовнику, оправдываются своей слабой памятью, просят, чтобы батюшка помог. Однако, как говорит священник Александр Ельчанинов, «слабая память и забывчивость вовсе не являются оправданием. Это может происходить от недостатка серьезного отношения к греху, от нашей бесчувственности. Грех, который тяготит нашу совесть, не может забыться».

Перед тем как отправиться к духовнику, нужно побыть в уединении, горячо помолиться Богу, чтобы Он дал нам истинное покаяние, осветил тайные уголки нашего сердца, и, насколько возможно, честно, объективно, без всяких скидок исследовать глубины своей души. Одна из главных целей автора этих строк – помочь подготовиться к исповеди, как можно скрупулезнее проверить себя. В этом могут помочь некоторые церковные тексты, например, чтение десяти заповедей и Нагорной проповеди Господа, а также молитвы ко Святому Причащению и другие.

Все это – зеркало, показывающее несоответствие состояния нашего внутреннего мира, наших греховных дел учению Христа. Ведь многие из нас исповедуют какие-то незначительные промашки, а более тяжкие грехи опускают!

Какая-то часть людей впадает в отчаяние от множества своих грехов и их серьезности. Они полагают, что у них не может быть и надежды на спасение или что их грехи поразят духовника – столь они велики и ужасны. Такое мнение стало одной из причин того, что многие авторы – в первую очередь преподобный Никодим Святогорец – в своих сочинениях об исповеди описали все разновидности человеческих согрешений, то есть все пути удаления человека от Бога. 

Надо признать, что в связи с крайне распространившимся притуплением совести в наше время будет нелишним описать некоторые грехи, в надежде, что это поможет лучше подготовиться к исповеди. Как пишет отец протопресвитер Александр Шмеман, все сводится к одному основному греху: отсутствию истинной любви к Богу, веры в Него и надежды на Него.

Свою исповедь мы можем разделить на три основные части: отношение к Богу, отношение к ближнему, отношения в семье и на работе.

Наши греховные состояния по отношению к Богу

Отсутствие внутренней живой связи с Богом. Колебание в вере, недоверие к Богу, неверие в Его Промысл в случае различных затруднений.

Сомнение, маловерие, неосведомленность в вопросах веры.

Нерадение к молитве, посту, богослужению, посещению храма; редкое причащение Святых Тайн. Нерадение к изучению Священного Писания и духовных книг.

Ропот на Бога, богохульство (даже в мыслях). Клятва, клятвопреступление, ложные клятвы, несоблюдение обетов.

Занятия магией, прорицанием, астрологией и так далее; суеверие, вера в судьбу, в сны.

Причащение. Большинство христиан отдалились от Чаши Жизни, и, как правило, без достаточных на то оснований. Избегать причащения Святых Тайн – значит, презирать Жертву Христа, и это, конечно, большой грех.

Молитва. Обычно на исповеди мы говорим о нарушении поста, о каких-то незначительных оплошностях и совсем не касаемся молитвы, с которой мы как бы расстались. Еще меньше говорим о рассеянности во время молитвы. Что же удивляться своему состоянию? Как мы можем идти вперед без частого причащения и постоянного общения с Богом? Один священник очень мудро сказал: «Если ты хочешь увидеть, какой степени святости или духовности достиг человек, спроси его, любит ли он молиться?» Не случайно все святые, без исключения, были людьми молитвы. Молитва была их главным трудом, а для нас это стало чем-то второстепенным.

Магия. Это великое помрачение. Тысячи людей обращаются к колдунам, гадателям на картах, на кофейной гуще, к астрологам, «ясновидящим» и толкователям снов. Идут с легким сердцем, не подозревая, что результатом всего этого является богохульство самой высшей степени, отречение от обетов Крещения, общение с сатаной.

Греховные проявления по отношению к ближним

Отсутствие любви к ближнему, безразличие к нему, пренебрежение, презрение.

Ненависть, зависть, злорадство, вражда, злопамятство, мстительность, воздаяние злом за зло, жестокость, непрощение, ревность.

Вражда, ссоры, проклятия, дерзость, ирония, насмешки, издевательство, расправа, убийство.

Осуждение, злословие, осуждение священства, клевета, легкомыслие, мнительность. Обман, неискренность, нечестность. Воровство, злоупотребления, растрата чужого имущества.

Непостоянство, неблагодарность, бесстыдство, дерзость, непочтение к родителям, начальникам, священникам и т. д.

Соблазнение других образом жизни, поведением, вызывающим внешним видом. Отсутствие добрых дел и милостыни. Дурное обращение с Божиими тварями.

Греховные проявления в семейных отношениях, на работе

Отсутствие любви, жертвенности, уступчивости, взаимопонимания.

Безразличие, неприязненное отношение к супругу (или супруге), уклонение от своих обязанностей по дому и воспитанию детей. Отсутствие заботы о своей семье.

Враждебность, упрямство, давление на супруга (или супругу).

Нерадение о воспитании детей в христианской вере.

Нерассудительность и эгоистические требования к супругу (супруге) и детям.

Грубое, неразумное вмешательство в жизнь детей и их семей. Прелюбодеяние. Обман, мошенничество.

Корыстолюбие, злоупотребления служебным положением, незаконные сделки, ростовщичество.

Нечестность в сделках, использование профессиональных навыков в неблаговидных целях.

Дурное обращение, несправедливость по отношению к подчиненным, тунеядство. Лицеприятие.

Если бы мы попытались проанализировать тяжесть и последствия каждого из приведенных грехов, то потребовались бы целые тома. Ничуть не умаляя ни одного из грехов, остановимся на некоторых из них, которые особенно отягощают наши души, но мы, как правило, не придаем им особого значения.

Отсутствие любви и жестокость

Каждый из этих грехов по-своему серьезен. Мы остановимся на трех из них, которым христиане не придают особого значения.

У подавляющего большинства людей имеются более или менее серьезные проблемы в личных отношениях. Иной раз из-за незначительных причин мы затеваем ссору. Невинная фраза или клочок земли часто становятся яблоком раздора, из-за которого рушится дружба, разрываются семейные узы. Эгоизм и зло нас порабощают, и мы проявляем демоническую жестокость, сатанинское упрямство. Но многие из нас, приходя к духовнику, исповедуются в бесчисленных незначительных упущениях и не считают нужным исповедаться в отсутствии любви и в собственной жестокости. Например, в том, что прекратили общение со своим братом, соседом, другом, родственником, что даже не здороваемся с ними. А если даже и исповедуемся в этом, то – холодно и стандартно, словно ничего из ряда вон выходящего не произошло. В большинстве случаев тем самым мы хотим показать, насколько другой человек не прав, а мы правы.

Духовники очень часто становятся свидетелями страшной ситуации: они советуют попытаться примириться с ближним, которого исповедующийся считает своим врагом, а тот бесстыднейшим образом отвечает: «Разговаривать я с ним не буду! Видеть его не хочу, не желаю, чтобы он даже на похороны мои приходил!»

Разве это исповедь? Разве в подобных словах присутствует хотя бы тень покаяния? И при этом мы требуем, чтобы духовник допустил нас до причащения Святых Тайн! Эта болезнь ненависти столь ужасна, что требует горячей молитвы.

В Патерике есть такой рассказ: «Пришли братия к авве Антонию и просят: «Скажи нам, как спастись?» Старец отвечает: «Вы слышали Писание? Сего и достаточно для вас». Они свое: «Мы и от тебя, отче, хотим услышать». Старец объясняет им: «Евангелие говорит: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую (Мф. 5, 39)». Они ему говорят: «Не можем этого сделать». Старец советует: «Если вы не можете обращать и другой, то, по крайней мере, снесите (удар) в одну». – «И этого не можем». – «Если и этого не можете, то не платите человеку тем, что получили». Братия признаются: «И сего не можем». Тогда старец говорит своему ученику: «Приготовь им немного кашицы, ибо они слабы. Если вы одно не можете, а другое не хотите, то чем я вам помогу? Нужно молиться!»

Наконец, не будем забывать, что Сам Христос считает грех вражды единственным препятствием для причащения Святых Тайн: «Если ты принесешь дар твой к жертвеннику и там вспомнишь, что брат твой имеет что-нибудь против тебя, оставь там дар твой пред жертвенником, и пойди прежде примирись с братом твоим, и тогда приди и принеси дар твой» (Мф. 5, 23–24). Священномученик Косма Этолийский описывает характерную ситуацию: «Однажды ко мне пришли исповедаться два человека, Петр и Павел. Петр говорит мне: «Я, батюшка, с момента своего рождения постился, всегда молился, подавал милостыню бедным, украшал монастыри, церкви и много другого добра сделал, а врага своего не прощаю». Я приговорил его к аду, и если он умрет, чтобы его не хоронили, а выбросили на дорогу на съедение псам. Павел рассказал следующее: «С самого рождения я не сделал ничего хорошего, но убил столько-то человек, впадал в блуд со столькими-то женщинами, украл столько-то вещей, сжигал церкви, монастыри, ко злу, которое делалось в мире, был и я причастен, однако своему врагу я прощаю». Смотрите, что я сделал. Я тотчас обнял его, поцеловал и разрешил через три дня причаститься. Хорошо я вразумил их или плохо? Естественно, вы хотите меня осудить и сказать: «Петр сделал столько добра и только за то, что он не простил своего врага, ты приговорил его к аду? А Павел совершил столько всего ужасного, а за то, что он простил своего врага, и ты его простил и разрешил причаститься?» Да, братия мои, так я и сделал. Хотите понять, на кого похож Петр? Когда в сто пудов муки попадет немного закваски, то она способна заквасить всю муку. Так и все то добро, которое сделал Петр: из-за какой-то вражды, что он питал к ближнему, он испортил все свое добро и сделал его ядом диавола. Потому я его приговорил к суду, чтобы он горел всегда вместе с диаволом. А Павел? Его история напоминает гору сухого льна, к которой поднесли зажженную свечу, и это небольшое пламя сожгло всю эту гору. Так и грехи Павла – они, как гора льна, сжигаются прощением врагу, поэтому я и отправил его в рай, чтобы он вечно радовался»

Осуждение

Давайте остановимся на другом страшном грехе, который особенно процветает в «христианском» обществе. Слово Иисуса Христа категорично: «Не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1).

Мы, однако, не упускаем случая, чтобы осудить, забывая, что право судить имеет только Бог. Поэтому осуждение – это присвоение себе власти Божией. Сегодня вошло в моду постоянно говорить об Антихристе. Почти все мы присматриваемся к различным проявлениям Антихриста в жизни, ищем его следы, беспокоимся, выискиваем способы защиты, отмечаем «признаки» последних времен и анализируем пророчества о предстоящем его приходе; организуем обсуждения на собраниях; задумываемся над тем, кто он, какой он будет и т. д. Преподобный Анастасий Синаит разрешает эту проблему весьма просто, произнося страшные слова: «Тот, кто судит до Пришествия Христова, и есть антихрист, потому что он похищает право Христа!»

Приведем потрясающий пример из «Доброделания», который показывает, что единственный случай осуждения может привести нас к суду, а отсутствие его без труда вводит в рай. «Рядом с неким старцем жил один брат, не радевший о своей монашеской жизни. Когда этому брату пришло время умереть, к нему пришли и другие монахи. Один из старцев увидел в изумлении, что умирающий радостен и улыбается. Для назидания другим старец спросил его: «Брат, мы знаем, что ты был особенно нерадив в своем подвиге и борьбе. Почему же ты теперь, когда готовишься отойти, в таком радостном расположении духа?» Монах же ответил: «Ты, отче, правильно заметил. Однако с тех пор, как я стал монахом, не осудил ни одного человека, ни на кого не держал зла, а если ссорился с кем-нибудь, то стремился в тот же час примириться. Итак, я собираюсь сказать Богу: «Господи, ведь это Ты сказал: не судите, да не судимы будете, и оставляйте, да вставится вам…». Тогда старец провозгласил: «Да будет мир Божий с тобой, чадо мое. Ибо ты без труда получил спасение».

Соблазн

Наконец, скажем несколько слов о грехе соблазна, на который мы теперь смотрим сквозь пальцы. Мы соблазняем других тысячами способов: своими безрассудными словами и делами, невнимательностью, непочтением, непостоянством, вызывающим внешним видом. И здесь Христос высказывается более чем категорично. Вспомним, что Он говорит о соблазнах и тех, от которых они исходят: «Невозможно не придти соблазнам, но горе тому, через кого они приходят; лучше было бы ему, если бы мельничный жернов повесили ему на шею и бросили его в море…» (Лк. 17, 1–2).

Грехи по отношению к самим себе

Нерадение к своей духовной жизни и самовоспитанию.

Безответственность, легкомыслие, небрежение, беззаботность.

Забавы, игра в карты, чревоугодие, ненасытность, пьянство, употребление наркотиков.

Сребролюбие, жадность, корыстолюбие, расточительство, роскошество, стремление хорошо устроиться в этой жизни, индивидуализм. Лицемерие.

Сквернословие, пустословие, многословие, болтливость. Гнев, ярость.

Высокомерие, самонадеянность, эгоизм, надменность, тщеславие, любоначалие, самомнение, краснобайство, желание нравиться, стремление к похвалам, упрямство, упорство, самоуверенность, своенравие.

Грехи искушения и плоти

Нехранение в святости и чистоте тела, которое является храмом Святого Духа.

Чтение, просмотр непристойных журналов, книг, кинофильмов, театральных постановок, телепередач. Непристойные мысли, помыслы, фантазии. Блуд, прелюбодеяние, рукоблудие и прочие плотские грехи.

Здесь необходимо особо остановиться на некоторых моментах. Многие люди стараются не говорить на исповеди о плотских грехах, считая их «естественными». Более того, некоторые предлагают Церкви… приспособиться к «современным потребностям» человека и изменить свои нравственные принципы. Но церковные установки не подлежат обсуждению: не Церковь нуждается в изменении, а мы сами.

Другие впадают в иную крайность: считают грехи против 7-й заповеди, то есть плотские, более тяжкими, чем все остальные. В результате они либо стыдятся исповедоваться в них, либо, когда исповедуются, акцентируют внимание только на них и опускают другие грехи, которые могут быть более тяжкими. Не будем, однако, забывать, что Христос с большим сочувствием относился к блудникам, чем к лицемерам и сребролюбцам, к которым он обращался с грозными словами: «Горе вам!» и «Истинно говорю вам, что мытари и блудницы впереди вас идут в Царствие Божие» (Мф. 21, 31). Поэтому в нашей Церкви немало святых, блудные падения которых не могли их остановить на пути к Господу. Очень хорошо пишет по этому поводу преподобный Иоанн Лествичник: «Я видел души, которые были одержимы страстью плотской любви. Однако когда они покаялись и отошли от вкуса греховной любви, то обратили эту любовь в любовь к Господу. Так они сразу преодолели всякое чувство страха и сосредоточились на ненасытной любви Божией. Поэтому и Господь не сказал о той блуднице, что она испугалась (кары за грехи), но что она возлюбила много (Лк. 7, 47) и легко смогла вытеснить одну любовь другой».

Но при этом Христос не останавливается на грехе, которому подвержено только тело, но идет дальше: «Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем» (Мф. 5, 28).

В свете евангельского учения, вряд ли найдется человек, который так или иначе не преступил бы 7-ю заповедь. И если быть откровенными и посчитать такие наши блудодеяния, то многим понадобится электронно-вычислительная машина!

Не менее тяжким грехом, чем блуд, является любое использование другого человека в своих личных интересах, для удовлетворения собственных нужд. Если мы проанализируем, сколько раз мы так или иначе эксплуатировали других (друзей, родственников, детей, подчиненных и т. д.) в своих личных целях, – и тут не обошлось бы без компьютера…

Другой пример, грех сребролюбия. Немногие чувствуют потребность сказать что-то по этому поводу. Можно услышать: «Не убивали, не крали, не прелюбодействовали», но некоторые имеют по нескольку квартир и достаточно солидные сбережения, а если этого пока нет, то именно это составляет предмет наших мечтаний и цель нашей жизни. Так что мы предрасположены к тому, чтобы быть сребролюбивыми и алчными и забыть слово Евангелия: «Имеющий две рубашки да даст неимущему…». Мы забыли, что Христос проявлял снисхождение к блуднице, но не к богатому. Не случайно именно в притче о богатом и Лазаре Христос дает наиболее детальное описание ада. Разве случайно то, что Христос сказал о богатых ужасные слова: «Истинно говорю вам, что трудно богатому войти в Царство Небесное.; и еще говорю вам: удобнее верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в Царство Божие» (Мф. 19, 23–24)? Сребролюбец имеет единственную надежду – на деньги, это не позволяет ему замечать рядом ближнего. Он настолько опьянен этой страстью, что готов на все – лишь бы обогатиться. Никто не безгрешен на пути обогащения. Иуда – сам ученик Христов – предал Его за тридцать сребреников. Человек, верящий в деньги, не верит в Истинного Бога.

Помимо того, что мы уже здесь отметили, считаем необходимым привести замечательные тексты, которые могут помочь в стремлении исследовать наш внутренний мир.

Первый взят из книги «Откровенные рассказы странника».

«В конце недели, когда я хорошо подготовился к Святому Причастию, решил, что это удобный случай, чтобы исповедаться как можно подробнее. Итак, я предпринял попытку вспомнить все свои грехи от юности и, чтобы не забыть случайно какой-нибудь даже самый незначительный грех, написал все с наиболее возможной полнотой. Так я исписал большой лист бумаги. Но тут я услышал, что в Китаевой пустыни, на расстоянии трех километров отсюда, живет один священник-аскет, мудрый наставник, исполненный понимания. Кто бы ни приходил к нему, чтобы исповедаться, оказывался в атмосфере, исполненной теплоты и симпатии, и, насытившись учением о спасении, покидал старца со спокойной душой. С чувством большой радости я узнал об этом и немедленно отправился на встречу с этим святым старцем.

Когда я пришел к нему, то сначала испросил несколько советов, а затем в ходе беседы прочитал те грехи, которые написал. Когда я закончил чтение, он сказал мне:

«Чадо мое, многое из того, что ты мне прочитал, не имеет никакого значения, а мои советы в отношении исповеди, в общем, следующие.

Первое. Не нужно исповедоваться в грехах, в которых ты каялся прежде, исповедался и получил прощение. Когда ты исповедуешь их снова, то словно ставишь под сомнение силу Таинства святой исповеди.

Второе. Не следует вспоминать на исповеди других лиц, которые связаны с твоими грехами. То есть следует исповедоваться в собственных грехах и судить только самого себя и никого другого.

Третье. Не нужно забывать, что святые отцы запрещают описывать плотские грехи во всех подробностях, потому что лучше, чтобы мы их исповедовали в общих чертах, дабы от повторения подробностей избежать искушения для нас самих и для духовника.

Четвертое. Когда ты исповедуешься, следует каяться искренне, осознанно, ибо на самом деле твое покаяние сегодня отстраненное, необдуманное, неподготовленное.

Пятое. Сейчас твои мысли заняты кучей мелочей, но при этом упускаешь главное, то есть не исповедуешь самые тяжелые из всех своих грехов: ты не признался и не написал, что не любишь Бога, что ненавидишь своего ближнего, что не веришь в слово Божие и что остаешься полным высокомерия и честолюбия, – то есть вещи, которые представляют более серьезное зло и являются причиной всех наших грехов. Это и есть четыре основных корня, от которых питаются все другие наши грехи, в которые мы впадаем».

Естественно, я очень удивился всему услышанному и поэтому, обращаясь к этому знаменитому духовнику, сказал: «Прости меня, честный отче, но как же можно, чтобы я не любил Бога, нашего общего Отца и Хранителя? Во что же другое я могу верить, кроме слова Божия, которое освящает все? Я желаю всяческих благ своим ближним, почему же я их ненавижу? Что касается высокомерия, то мне нечем гордиться, кроме перечисленных грехов. Что же есть во мне хорошего, чтобы превозноситься? Может быть, мое богатство и здоровье? Только если бы я был образованным и богатым, мог бы впасть в те грехи, которые ты мне приписываешь».

«Возлюбленный мой, жаль, что ты так мало понял из того, что я имел в виду. Думаю, ты научишься многому и быстро из того, что я тебе сказал, если прочитаешь вот эти мои заметки, которые я тебе даю и которые я использую во время своей исповеди. Прочитай их внимательно, и ты поймешь смысл того, что я тебе сказал и что тебя так удивило».

Он дал мне записи, и я начал читать. Привожу их дословно.

Исповедь, которая приводит внутреннего человека к смирению

«Когда я обращаю свой взор на самого себя и внимательно прослеживаю изменения своего внутреннего состояния, то убеждаюсь, что не люблю Бога, что не имею веры и что я полон высокомерия и заботы о материальном. Все это я обнаруживаю в результате подробного исследования своих чувств и поведения.

1. Я не люблю Бога. Если бы я действительно любил Бога, мои мысли были бы постоянно обращены к Нему, и я был бы счастлив. Каждое помышление о Боге давало бы мне радость и ликование. Однако я, наоборот, очень часто и очень легко думаю о различных земных вещах, притом что занимать свою мысль Богом становится для меня трудным и неинтересным занятием. Если бы я любил Бога, то моя беседа с Ним через молитву была бы мне пищей и наслаждением и вела бы меня к непрерывному общению с Ним. Но я не только не нахожу радости в молитве, но мне всякий раз приходится прикладывать усилия, чтобы молиться. Я борюсь с нежеланием, побеждаюсь своей греховностью и всегда готов к тому, что меня отвлекут всякая безумная мысль и дело, а в час молитвы – и события, которые, естественно, ослабляют молитву и удаляют от нее. Я провожу время бесполезно или, более того, трачу его в тщетных занятиях, а когда думаю о Боге, ставлю себя пред Его оком, то каждый час кажется мне целым годом.

Когда человек кого-то любит, он думает о нем целые дни непрерывно, постоянно хранит его образ в сердце, заботится о нем, и ни при каких обстоятельствах любимый человек не уходит из его мыслей. Я же за целый день хорошо если выделяю хотя бы час, чтобы погрузиться в наслаждение и божественное делание, чтобы оживить свое сердце любовью к Нему, в то время как с легкостью и радостью трачу двадцать три часа в сутки на приношение в жертву идолам различных страстей.

Я трачу все время на обсуждение ничтожных вещей и событий, которые разрушают дух, и это меня радует. В своих мыслях о Боге я сух, неохотен и нерадив. Когда же случается, что люди меня побуждают к духовной беседе, хотя я того и не хочу, то стремлюсь перевести разговор на другую тему, более благоприятную для моих похотей. Любопытствую обо всем модном, о политике и тысяче других вещей. Часто требую удовлетворения интереса к мирским знаниям, науке, искусству и жажду получить все блага, какие только есть на свете. Изучение закона Божия, познание его и веры не производят на меня никакого впечатления, не утоляют моей духовной жажды. Я признаю, что все это не только не привлекательное занятие для христианина, но, более того, бесполезное.

Если любовь к Богу есть соблюдение Его заповедей, как сказал Христос: «Если любите Меня, соблюдите Мои заповеди» (Ин. 14, 15), то я не только не соблюдаю Его заповеди, но и не предпринимаю никаких попыток к их соблюдению. Итак, из этого следует, что абсолютно верно, – я не люблю Бога. У Василия Великого сказано: «Признаком того, что человек не любит Бога и Христа, является тот факт, что он не соблюдает Его заповедей».

2. Я не люблю и своего ближнего. Если бы я любил своего ближнего, то было бы возможным, чтобы я решился, если нужно, отдать за него жизнь. Я, однако, не только не чувствую этого, но не расположен пожертвовать для него даже самым малым. Если бы я любил своего ближнего, то, согласно заповеди Евангелия, его печали стали бы моими, а его радости отразились бы на моем лице словно мои собственные. Я же, наоборот, рад услышать различные дурные вещи о нем, вместо того чтобы опечалиться и соболезновать. Каждое плохое известие, которое я случайно слышу о своем ближнем, не только не приносит мне огорчения, но доставляет мне словно бы какую-то радость, заинтересованность и надежду, что я услышу еще что-нибудь. Я не только не покрываю ошибки или грехи моего собрата любовью, но разглашаю их, где только могу, с внутренним удовлетворением. Счастье моего ближнего, его почести, богатство совершенно не радуют меня, в лучшем случае вызывают чувство безразличия, а нередко мою душу охватывают презрение и зависть к ближнему.

3. У меня нет веры ни в бессмертие, ни в Евангелие, ибо если бы я был окончательно убежден и верил бы без сомнений, что за гробом открывается Вечная Жизнь и воздаяние за дела этого мира, я бы постоянно, беспрерывно думал об этом. Идея бессмертия меня бы полностью охватила, и я бы в этой временной юдоли жил словно странник, который имел бы единственную заботу благополучно достичь сладостной родины. Я же, напротив, даже и не думаю о вечности и веду себя так, словно верю, что конец этой жизни и есть предел моего человеческого существования, Во мне подсознательно гнездится мысль: кто знает и кто видел, что там будет после смерти?

Когда я говорю о бессмертии, мой ум соглашается с этим, но сердце далеко от подобной убежденности. Это мое неверие вытекает из моих дел и из постоянной заботы об удовлетворении чувственных желаний. Если бы в моем сердце возобладало учение Евангелия, то я бы вразумился словом Божиим и изучал бы его, верность и внимание к нему гнездились бы в моей душе. Внимание, благоутробие, любовь, которые кроются в Господе нашем, вели бы меня к радости и счастью изучения Закона Божия днем и ночью. В этом изучении я нашел бы духовную пищу, хлеб насущный для своей души.

Ничто в этом мире не смогло бы тогда отвратить меня от исполнения изученного закона. Я же, наоборот, всякий раз, когда читаю или слышу слово Божие, если необходимость или любовь к познанию толкают меня к этому, то делаю это без нужного внимания и нахожу это занятие зачастую тягостным и не особенно интересным. Обычно к концу изучения слова Божия я не получаю определенной пользы и всегда рад заменить его легким чтением, которое мне более интересно и доставляет удовольствие.

4. Я исполнен гордости и себялюбия. Это подтверждается всеми моими действиями. Когда я замечаю в себе что-либо хорошее, то желаю сделать это явным, чтобы кичиться перед другими или самому внутренне восторгаться собой. Даже если я проявляю внешнее смиренномудрие, то приписываю его своим собственным силам и считаю себя либо выше других, либо, по меньшей мере, не хуже их. Когда я обнаруживаю у себя какой-нибудь грех, то стараюсь его оправдать и скрыть, говоря: «Что же делать? Я так создан» или «Ничего страшного, никто на меня не обидится». Я сержусь на тех, кто не выказывает уважения к моей личности, и считаю, что эти люди не могут оценить достоинства другого человека. Я радуюсь своим дарованиям и все грехопадения считаю исключительно своим личным делом. Вместе с тем, я мстителен, нахожу удовольствие в несчастьях своих врагов. Когда я борюсь за что-то хорошее, то делаю это с целью либо заслужить похвалу, либо придать некую гибкость своему духовному «я», либо чтобы получить временное удовлетворение.

Одним словом, я постоянно творю некоего идола из самого себя и непрерывно служу ему, всячески заботясь о наслаждениях и удовлетворении своих страстей и похотей. Делая все это, я вижу, что исполнен высокомерия, различных плотских желаний, неверия, у меня отсутствует любовь к Богу и ближнему, я желаю ему зла.

Разве может быть состояние более греховное, чем это? Даже состояние духов тьмы лучше, чем мое. Они, даже если и не любят Бога, и ненавидят людей, и пищей их является гордость, верят в Бога и боятся Его. А я? Разве я могу оказаться в худшем осуждении, чем то, с которым столкнулся? Как же мне не получить самое суровое наказание за свою – и я это признаю – бездумную и невнимательную жизнь?»

Когда я прочитал весь этот чин исповеди, полученный от старца, то с ужасом подумал: «Господи Боже! Какие же гнусные грехи коренятся во мне, о которых я даже и не подозревал!» Желание очиститься от этой скверны заставило просить великого духовника научить меня, как распознавать причины всего этого зла и как избавиться от него. Тогда святой старец начал наставлять меня следующим образом: «Чадо мое и брат мой, причина отсутствия любви к Богу есть отсутствие веры. Отсутствие веры есть причина отсутствия уверенности, а причина последнего – наша неудача в поисках истинного и святого знания и наше безразличие к исканию света духовного. Одним словом, если ты не веришь, то не можешь и любить. Если ты в чем-то не убежден, невозможно верить. Чтобы обрести необходимую уверенность, нужно получить полное и точное познание предмета. Через изучение слова Божия и приобретение опыта в душе должна родиться жажда, неудержимое стремление, некое чудо, которое принесет тебе неугасимое желание познавать как можно глубже и совершеннее все то, что окружает нас.

Один духовный писатель говорит об этом следующее: «Любовь по мере познания постоянно увеличивается, и чем больше и глубже познание, тем больше и любовь. Чем полнее открывается красота божественной природы и божественной любви, тем больше человеческое сердце смягчается, располагается и склоняется к любви Божией».

Теперь, я думаю, ты понял, что причина согрешений, о которых ты только что прочитал, лежит в бездеятельности нашей души в смысле постижения духовных вещей, в бездеятельности, которая иссушает чувства и потребность души в подобных духовных наслаждениях. Если ты хочешь знать, как вырвать корень зла, то позаботься о том, чтобы всеми силами обрести свет духовный, свет души путем прилежного и трепетного изучения слова Божия, изучения творений отцов Церкви, не пренебрегай советами духовных людей и беседами с людьми мудрыми и исполненными Христа. Чадо мое и брат мой, в самом деле, по причине нашего нерадения в поисках духовного света через слово Истины, на нас находит множество несчастий и бед. Мы не стремимся изучать днем и ночью слово Божие и не молимся об этом с постоянным усердием и жаждой. По этой причине наш внутренний человек истощен, жаждет и хладен настолько, что у него нет сил сделать решительный шаг к пути спасения! Поэтому, возлюбленный мой, давай решимся прибегнуть к этим методам и будем стараться наполнять свою голову мыслями о Божественном. Тогда в наши сердца свыше вольется любовь, она загорится в нас как огонь. Давай вместе попытаемся сделать это и будем молиться как можно чаще, потому что молитва – это одно из главных средств, дарующих возрождение и внутреннее духовное благополучие. Давай будем молиться следующими словами: «Господи Иисусе Христе, даруй нам любить Тебя так, как до того, как мы познали Тебя, мы любили грех».

 

Второй текст взят из книги священника Александра Ельчанинова «Записи». «Когда мы исследуем состояние нашего духовного мира, нужно стараться различать главные и основные грехи от второстепенных, которые есть порождение первых, то есть отделять симптомы от их глубинных причин. Например, очень серьезными грехами являются отвлечение и рассеянность на молитве, дремание и отсутствие внимания на божественных службах в церкви, отсутствие интереса к чтению Священного Писания. Однако разве эти грехи не происходят от маловерия и слабой веры в Бога? Следует обратить внимание на своеволие нашего характера, на отсутствие послушания с нашей стороны, на наше постоянное самооправдание, на нашу неспособность переносить упреки и замечания, на наше упрямство и упорство; однако еще больше имеет смысл обнаружить связь этих грехов с нашим себялюбием, эгоизмом и высокомерием. Если мы убедимся, что нам больше всего хочется быть в обществе других людей, если мы заметим, что нам нравится болтовня и многословие, если увидим, что имеем склонность насмехаться над другими и что очень беспокоимся о своем внешнем виде, и не только о своем собственном, но и о виде того, что нас окружает, например о внешнем состоянии и виде вещей в нашем доме, тогда нам следует внимательно изучить, не разновидность ли это «многообразного тщеславия». Если мы очень близко к сердцу принимаем неудачи в своей жизни, если мы с трудом переносим разлуку или неутешно печалимся о каком-нибудь умершем человеке, тогда, независимо от силы и глубины наших чувств, разве это состояние не показывает отсутствие у нас веры в Божественное Провидение?

Есть еще один способ, который помогает нам избегать грехов, – вспоминать, в чем нас обычно обвиняют другие, особенно домашние, которые живут рядом с нами. Почти всегда их обвинения, порицания и нападки небезосновательны.

Также необходимо перед исповедью попросить прощения у тех, перед кем виноваты, чтобы отправиться на исповедь с облегченной совестью».

Итак, когда мы искренне исследуем самих себя, нужно написать на бумаге то, что мы в результате этого изучения поняли, а затем идти к своему духовнику.

Источник: архимандрит Нектарий (Антонопулос) из книги «Возвращение. Покаяние и исповедь» (на основании материалов сайта Азбука.ру)